«ОРИЕНТАЦИЯ — СЕВЕР» И ЕЕ ВРЕМЯ /Абсолют. Пробужденность. Космос. Разум. Обскурантизм. Иллюзия. Ирония. Спящий. Часть 1

01 января 1997

«ОРИЕНТАЦИЯ — СЕВЕР» И ЕЕ ВРЕМЯ /Абсолют. Пробужденность. Космос. Разум. Обскурантизм. Иллюзия. Ирония. Спящий. Часть 1

Первая ориентация мусульман во время молитвы была в сторону севера — к Иерусалиму, пока не пришло откровение о смене кыблы в сторону Каабы...

Тезисы этого текста формулировались в 1980-м. Это был первый год войны СССР против афганских моджахедов. Это был также первый год войны национал-социалистского саддамовского Ирака против Исламской революции в Иране. Вообще, это был тот год, когда началась конфронтация мирового гнета и мирового протеста. В это время мировой протест уже давно перестал ассоциироваться с марксизмом и социализмом. Советский Союз в окружении своих сателлитов превратился в империалистическое государство, проводящее колониальную политику путем тайных сговоров (в свое время осужденных Лениным) с классическим империализмом Запада.

Мировой протест отождествился с исламом. Но сразу же стало очевидно, насколько чудовищно не готов исламский мир, протестные мусульманские массы, противостоять «зверю из бездны». Сегодняшний «зверь» — это не мекканская знать, озабоченная шкурным благополучием и конформистская, это даже не кесарь с коррупцией Рима, цинизмом сената и наемными легионами. Куфр сегодня — это тот самый человек, взятый глобально во всех его измерениях, о котором Бог в Коране говорит: «Мы сотворили человека из капли, а вот враждебен определенно». Именно к столкновению с этим глобальным человеком не готовы умы подавляющего большинства мусульман, ибо ментальность уммы заражена гуманизмом, который ее парализует и расслабляет.

Ислам Авраама, Исаака, Иакова, Моисея, Иисуса, Мухаммеда (мир и благословение Всевышнего над ними всеми) это религия царей-воинов. «Царей» не в смысле валтасаровом, не угнетателей, подобных фараону и кесарю; пророки являются царями в том смысле, о котором говорит Коран: «Мы соберем на Земле ослабленных и сделаем их наследниками, и сделаем их предстоящими». Это те последние «краеугольные камни», которые Бог сделал первыми. Цари дальней жизни, т. е. Новой земли и Нового неба, которые ведут обездоленные низы против тирании ветхой реальности.

Вот это, к сожалению, не вполне ясно дано в ежедневном сознании каждого мусульманина. Слишком долго эта протестная традиция воинов была представлена клерикалами и торговцами. Их кастовые привычки, их внешние и внутренние специфические черты превратились буквально в атрибуты ислама. Клерикальный язык навязывает мусульманскому сознанию маразматическую сахарозность, в которой, как в наркотике, расплываются очертания духовной истины. Муллократия стремится превратить умму в терапевтическую общину, где носитель протеста автоматически объявляется безумцем.

Разумеется, какие бы гигантские силы инерции, заговора власть имущих, людской подлости и трусости ни были брошены на обуздание ислама, провиденциально ислам как стратегия духа не будет разложен и умерщвлен. Пример талибов тому прекрасное свидетельство. Под оскорбленный вой культуртрегеров они восстали, согласно букве и духу единобожия, против засилья гинекократии, прикрывающейся разговорами о равенстве полов, против идолопоклонства, прикрывающегося демагогией о сбережении культурного наследия, против информационного штурма мозгов и душ, оправдываемого свободой доступа к информации в «современном мире». Талибы потрясли моральных ничтожеств как внутри, так и вне ислама, расстреляв изображения будд.

Цель «Ориентации — Север» за двадцать лет до этой акции была та же самая, иронически соответствующая дзэнскому парадоксу: «Встретил Будду — убей его!» Этот текст «расстреливает» гуманизм как врага духа. Цель «Ориентации» — заложить основы новой теологии, политической теологии монотеизма.

«Ориентацию — Север» часто принимают за поэму, не понимая ее внутренней системы. На самом деле это своеобразное рассуждение о методе. Главная цель подлинной теологии — создать интеллектуальный метод безусловного различения «внутреннего» и «внешнего», благодаря которому может состояться такое же различение в экзистенциальном опыте. Пока не осуществлен фуркан между «внутренним» и «внешним», нет истинного монотеизма, нет внутренней свободы.

Эта книга шокирует тех, кто думает, что Бог озабочен длиной их бород. Что ж, умме, которую Всевышний поставил в центр мира, сегодня не обойтись без хорошего будильника. Снаружи — это грохот уже начавшейся новой мировой войны. Внутри — пусть будет шепот «Ориентации — Север».

АБСОЛЮТ

1. Отношение реальности к абсолютному является универсальной проблемой духа.

2. В зависимости от решения этой проблемы решается судьба самой подлинности духа.

3. Если реальность в целом действительно является абсолютной, дух — эфемерен.

4. Такой вывод неизбежен, поскольку специфика духа заключается в его претензии на некую особость.

5. Эта особость духа состоит в его неотождествленности со стихией глобальной инерции.

6. Таким образом, дух, как активное начало, находится в определенной оппозиции к реальности.

7. По отношению к абсолютной реальности такая оппозиция сводилась бы к пустой иллюзии.

8. В этом случае реальность включала бы в себя дух, как продолжение собственного всеобъемлющего покоя.

9. Природа духа не обладала бы тогда принципиальным качественным отличием от всех других аспектов реальности.

10. Это значит, что все различие между недуховным и духовным сводилось бы к различию в степени.

11. Духовное являлось бы в этом случае активной сущностью недуховного, максимумом инерции, характеризующей реальность.

12. Для такого духовного начала была бы в принципе невозможна сама идея о его особости.

13. Таким образом, сама позиция независимости духа от реальности уже указывает на то, что реальность не абсолютна.

14. Реальность — это то, что обладает переживанием, или относительно чего возможно переживание.

15. Любое возможное состояние реальности в конечном счете базируется на принципе переживания.

16. Таким образом, реальность в целом есть не что иное, как тотальное выражение принципа переживания.

17. Сознание, знание и опыт являются тремя модусами проявления этого принципа.

18. Сознание в самом широком смысле есть то, как реальность видит самое себя во всех своих частностях.

19. В этом видении фактически воплощается универсальное мнение реальности о самой себе.

20. Знание является частным и относительным проявлением сознания, присущим определенному слою реальности.

21. В знании воплощен статус определенного слоя реальности с точки зрения этого универсального мнения.

22. В опыте сознание проявляется наиболее элементарным образом.

23. В самом широком смысле, опыт — это внутренний субъективный вкус онтологической ситуации.

24. Возможность переживаний является границей между тем, что есть, и тем, чего нет.

25. Принцип переживания доминирует над всей онтологической сферой.

26. Это значит, что бытийным статусом обладает только то, что имеет отношение к переживанию.

27. Переживание, как безусловный критерий реального, всегда содержит в себе указание на ЭТО.

28. Иными словами, фактической тканью любого переживания всегда является актуальность ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ.

29. Таким образом, тотально воплощающая принцип переживания реальность всегда есть ЭТО.

30. Постоянство и вездесущность ЭТОГО довлеет над иерархичностью всех планов, из которых слагается глобальное целое.

31. Иерархические слои реальности представляют собой не столько замкнутые самостоятельные сферы, сколько различные проекции отношения единой реальности к самой себе.

32. Эти слои являются как бы различными направлениями взгляда на одну и ту же реальность, исходящего из одной точки.

33. Качество этого ЭТОГО совершенно неизменно вне зависимости от направления взгляда.

34. Именно это качество сообщает всем направлениям взгляда однородность и непротиворечивость.

35. Таким образом, реальность оказывается бесконечностью ЭТОГО, непосредственно открытой и доступной для самой себя во всех своих аспектах.

36. Последним метафизическим результатом отношения реальности к самой себе является ее глобальный имманентизм.

37. Сущность оппозиции духа по отношению к реальности, как ЭТОМУ, заключается в том, что дух несет в себе мысль об ином.

38. В самой общей форме эта мысль подразумевает то, что не контролируется принципом переживания.

39. То, что находится вне отношения к переживанию, пребывает вне опыта, знания и сознания.

40. С точки зрения принципа переживания, ИНОЕ есть именно то, чего нет.

41. Негативный статус ИНОГО по отношению к принципу переживания выражен в том, что ИНОЕ дано как раз через отсутствие переживания, в нулевом опыте.

42. Таким образом, реальность, построенная на принципе переживания, не может нести в себе даже намека на мысль об ИНОМ.

43. Относительно ИНОГО реальность пребывает в совершенном покое неведения.

44. Поскольку мысль об ИНОМ является сущностью духа, его оппозиция есть не что иное, как ориентация на внереальность.

45. Дух противостоит реальности именно потому, что принцип переживания скрыто для себя ограничен собственным неведением об ИНОМ.

46. С точки зрения духа имманентное ЭТО, как наиболее универсальный аспект реальности, есть всегда и только НЕ-ИНОЕ.

47. Иными словами, реальность не может быть абсолютной, потому что дух предполагает помимо нее нечто еще.

48. Это значит, что реальности не присуще качество избытка.

49. Самодостаточность реальности сама по себе еще не предполагает ее избыточности.

50. Эта самодостаточность, по сути дела, представляет собой герметическую замкнутость, из которой исключена мысль об ИНОМ.

51. В самодостаточности воплощается совершенная полнота реальности в отношении самой себя.

52. Эта совершенная полнота в принципе совпадает со всеобъемлющей сферой возможного.

53. Однако возможное с самого начала предполагает невозможность как свою метафизическую альтернативу.

54. Эта альтернатива сразу отнимает качество избытка у сферы возможного.

55. Избыток есть то, что не предполагает кроме себя ничего ИНОГО.

56. Таким образом, качеством избытка может быть наделен только подлинный абсолют.

57. Поскольку самодостаточная полнота реальности не является абсолютной, пребывающий в избытке абсолют безусловно внереален.

58. Тожество реального и возможного предполагает тожество абсолюта и метафизической невозможности.

59. Поскольку реальность детерминирована принципом переживания, абсолют предполагает в отношении себя простое и чистое отсутствие переживания.

60. Таким образом, абсолют есть не имеющее никакого соприкосновения с реальностью ВСЕЦЕЛО ИНОЕ.

61. Реальность, как интегральное единство всех модусов существования, лишена несуществующего абсолюта.

62. Более того, реальность, в конечном счете, и есть метафизическое выражение этого несуществования.

63. Дух стоит в оппозиции к реальности, потому что он ориентирован на присущую только ему перспективу роскоши.

64. Эта роскошь может быть воплощена только как реально невозможный абсолютный избыток.

65. Поэтому вся самодостаточная полнота реальности с точки зрения духа оборачивается безграничностью ее внутренней нищеты.

66. Поскольку реальность ничего не знает об ИНОМ, все, что она знает о самой себе, с точки зрения духа, лишено всякой ценности.

67. По своей принципиальной ориентации дух не солидарен с каким бы то ни было переживанием реальности относительно самой себя.

68. С этой точки зрения любое переживание находит свое последнее обоснование лишь в тотальном вселенском произволе.

69. Только декретом этого произвола определяется универсальное мнение реальности о себе.

70. Таким образом, всеобъемлющее самосознание реальности характеризует фундаментальная недуховность.

71. Реальность в целом пребывает в профаническом сне.

72. Пропасть между реальным ЭТИМ и АБСОЛЮТНО ИНЫМ — это пропасть между неизбывным сном и совершенным пробуждением.

 

ПРОБУЖДЕННОСТЬ

1.Реальность есть поток инерции.

2. Единственным активным началом, формирующим реальность, является изначальный вселенский произвол.

3. Все конкретные проявления его активности совершенно немотивированны.

4. Немотивированная активность изначального произвола есть единственная подлинная сила вселенского сна.

5. Эта сила управляет внешней инерцией наличного бытия.

6. Внешняя инерция наличного бытия осуществляется как некий механический порядок.

7. Эта инерция воплощена в детерминированных причинно-следственных структурах.

8. Внутренняя инерция произвола имеет хаотический, стихийный характер.

9. Именно хаотическая стихия произвола является принципиальной основой детерминистской несвободы.

10. Декреты произвола, организующие хаос в космос, рождаются по законам непредсказуемой игры.

11. Ветер немотивированной активности поднимает с поверхности бытия волны живых существ.

12. Эти живые существа, погруженные во внешнюю инерцию причинно-следственного космоса, имеют перед собой только две перспективы.

13. Первой перспективой является простое и непосредственное прекращение наличного бытия.

14. В этом случае существо вновь растворяется в стихии бытийной неопределенности.

15. Другая перспектива — это опыт немотивированного ветра, как своей истинной причины.

16. В этом случае существо навсегда порывает со своей инерционной субстанцией.

17. Такое существо как бы превращается из волны в айсберг, управляемый немотивированным ветром.

18. В этой перспективе осуществляется бессмертие, как прямая противоположность естественной гибели.

19. Гибель и бессмертие равным образом не имеют отношения к пробужденности.

20. Немотивированный ветер, летящий над океаном жизни, создает иллюзию некой позитивной духовности, как свободного начала реальности.

21. На самом деле эта позитивная духовность есть самая сущность тотального сна.

22. Немотивированность позитивного духа порождает и поддерживает неодолимый вселенский гипноз.

23. Позитивный дух является самим средоточием глобального имманентизма.

24. Поэтому позитивный дух поистине антидуховен с точки зрения перспективы пробуждения.

25. Сквозь реальность дует иной ветер, не поднимающий волн.

26. Это ветер вне реальности, ветер, проходящий сквозь реальность без контакта, ветер ИНОГО.

27. Немотивированный ветер позитивного духа свободен от направления, но ветер ИНОГО всегда противоположен ему.

28. Немотивированный ветер позитивного духа свободен в своем действии, а ветер ИНОГО в своем действии не оставляет следствий.

29. Немотивированный ветер позитивного духа не имеет цели, а ветер ИНОГО есть ветер проблемы.

30. Это проблема пробуждения, как реализации чистой невозможности.

31. Никакая жизнь, спровоцированная ветром позитивного духа, не имеет выхода на эту проблему.

32. Жизнь в ее глобальном целом принципиально незаинтересована в перспективе пробуждения.

33. Жизнь может быть заинтересована только в реализации все более глубоких и тонких форм вселенского гипноза.

34. В этих формах жизнь освобождается от бремени простой инерции.

35. Пробужденность во всей ее полноте есть исключающий все остальное опыт отсутствия абсолюта.

36. Полнота пробужденности состоит, во-первых, в опыте, что нет ничего, кроме чистого отсутствия.

37. Полнота пробужденности состоит, во-вторых, в опыте, что чистое отсутствие есть актуальный абсолют.

38. Первоначальный опыт отсутствия абсолюта есть отсутствие абсолюта в чем-либо.

39. Это ЧТО-ЛИБО есть просто вся реальность как таковая.

40. Первоначальный опыт отсутствия абсолюта обнаруживает, что абсолют внешен глобальной реальности.

41. Это значит, что абсолют по отношению к глобальной реальности является ИНЫМ.

42. Однако в таком опыте отсутствие абсолюта не является еще безусловным.

43. Оно обнаруживается не через сам абсолют, а через обездоленность реальности.

44. Абсолют является ИНЫМ не только по отношению к полноте реальности, но и по отношению к ее нищете.

45. Это означает, что простое уничтожение реальности не ведет к абсолюту.

46. Таким образом, абсолют, как ИНОЕ, ни в коем случае не есть альтернатива глобальной реальности.

47. Глобальная реальность есть выражение отсутствия абсолюта.

48. Сущностью абсолюта является его отсутствие.

49. Таким образом, между глобальной реальностью и абсолютом утверждается своего рода негативное тождество.

50. Негативное тождество не означает, что абсолют реален.

51. Негативное тождество не означает, что реальность абсолютна.

52. Негативное тождество означает, что ЭТО есть отрицательное указание на ИНОЕ.

53. Тотальный сон, как универсальная сущность реальности, всегда есть ЭТО.

54. ЭТО есть вкус всякого возможного опыта реальности.

55. В ИНОМ нет указания на бытийную противоположность ЭТОМУ.

56. ИНОЕ указывает на исключенность реальности из всякого возможного опыта абсолюта.

57. ИНОЕ есть вкус пробужденности.

58. Пробужденность не является одним из состояний реальности.

59. Пробужденность не является суммой всех реальных состояний.

60. Пробужденность, как опыт отсутствия абсолюта, противостоит всякому бытийному переживанию.

61. Именно поэтому проблема пробужденности для живого существа есть проблема невозможности.

62. Для субъективного эта проблема может существовать только как предмет бунта.

63. Невозможность не имеет ни корня, ни участия, ни перспективы в возможном.

64. Она не является даже отрицанием или игнорированием возможного.

65. Невозможное существует только как скрытый поток, всегда противоположный немотивированному ветру.

66. Проблема невозможного для живого существа начинается с поворота против вызвавшей его к жизни причины.

67. Этот поворот, другими словами, есть восстание против позитивного духа.

68. Только через такое восстание живого существа ветер ИНОГО, сталкиваясь с ветром первопричины, обретает силу.

69. Внутри носителя бунта рождается перспектива поражения объективного рока.

70. Эта перспектива вспыхивает, как точка невозможности в беспредельном потоке инерции.

71. Даже эта самая малая частица пробужденности оперативна и реальна.

72. Ее носитель стоит выше всех иерархий спящего космоса.

 

КОСМОС

1. Жизнь воплощенного существа сверху донизу пронизана опытом космичности.

2. Этот опыт характеризуется прежде всего непосредственно данной интуицией сферической замкнутости.

3. Существо воспринимает самого себя как обладателя этой сферической замкнутости.

4. Опыту космичности присуща также интуиция всеохватывающей аналогии.

5. Эта интуиция проявляется как переживание существом совершенной аналогии себя и мира.

6. Далее опыт космичности предполагает переживание структурной организованности бытия.

7. Эта структурная организованность предполагает, что бытие проявляется как некий глобальный, ритмично функционирующий механизм.

8. Наконец, опыт космичности — это опыт совершенной неумолимости причинно-следственных связей.

9. В этом аспекте опыт космичности связан для воплощенного существа с чувством собственной обреченности.

10. Таким образом, в переживании существа космос есть всеохватывающий сферически замкнутый механизм, структура которого построена по принципу аналогии, а деятельность управляется причинно-следственными законами.

11. В сущности, опыт космичности — это единственная непосредственно открытая воплощенному существу форма восприятия реальности.

12. Всякое воплощенное существо укоренено одновременно в двух взаимоисключающих началах — объективном и субъективном.

13. Принадлежа к субъективному началу, воплощенное существо является частью космоса.

14. Принадлежа к объективному началу, воплощенное существо является частью космоса.

15. Субъективное всегда загипнотизировано и усыплено объективным, в то время как объективное всегда предстает как космос.

16. Космос и есть фактическое осуществление того плена, в котором пребывает субъективное.

17. Этот плен начинается прежде всего с того, что существо не может непосредственным образом знать реальность как таковую.

18. Вся возможная сфера переживания воплощенного существа спровоцирована извне вселенским произволом.

19. Жизненный опыт предопределен декретами этого произвола, остающимися вне компетенции воплощенного существа.

20. Механически запрограммированная способность к переживанию не может вступить в непосредственный контакт со стихией чистой немотивированности.

21. Изначальное неведение реальности воплощается именно в опыте космичности.

22. Таким образом, космос является преградой, разделяющей существо и реальность.

23. В силу своей метафизической ситуации воплощенное существо вынуждено воспринимать реальность как нечто вполне объективное.

24. Объективность в этом восприятии есть агрессивная отчужденность, постоянно доминирующая над существом.

25. Однако объективное есть не что иное, как мертвое субъективное.

26. По сути дела, глобальный вселенский произвол является как бы мертвой, механической формой субъективного.

27. Его деятельность есть произвол субъективной воли, лишенной внутри себя всякой духовной перспективы.

28. Поэтому эта деятельность не может проявляться иначе, как постоянное творчество немотивированных бытийных феноменов.

29. Непробужденное субъективное начало, действующее в форме творящего произвола, как раз и образует всю мертвенно-бездуховную сферу объективного.

30. Таким образом, субъективное и объективное принадлежат к единому метафизическому типу.

31. Однако субъективное и объективное представляют собой непримиримо противостоящие начала.

32. Пропасть, разделяющая их, — это пропасть между живым и мертвым.

33. Таким образом, космический опыт воплощенного существа в конечном счете есть опыт окружающей его смерти.

34. Подлинный смысл этого опыта заключается в том, что космос радикально антидуховен.

35. Это означает, во-первых, что как сам космос, так и все, что внутри него проявлено, не является следствием активности духа.

36. Это означает, во-вторых, что как сам космос, так и все, что внутри него проявлено, не имеет с точки зрения духа ни смысла, ни ценности.

37. Таким образом, любые бытийные иерархии, существующие в космосе, не обладают подлинно духовной основой.

38. Доминирующий в космосе принцип превосходства является сугубо онтологическим.

39. Это означает, что превосходство в терминах космической иерархии наиболее общим образом связано с количеством бытия.

40. Количество бытия выражает определенную позицию в причинно-следственном ряду.

41. Чем больше количество бытия, тем выше интенсивность казуальной энергии и тем объемнее сфера последствий, источником которых является данная позиция.

42. В сущности, казуальная энергия есть не что иное, как энергия вселенской инерции.

43. Любая онтологическая иерархия представляет собой иерархию тотального сна.

44. Подлинно духовная ориентация в принципе направлена против онтологии.

45. Онтологические критерии превосходства, присущие космосу, для этой ориентации совершенно иллюзорны.

46. Таким образом, в космосе ничто не имеет духовного приоритета ни перед чем.

47. С точки зрения духа за иерархически организованной структурой космоса скрывается царство универсального хаотического равенства.

48. Это равенство всех вещей в их внутренней духовной неценности, в их обездоленности относительно духа.

49. Таким образом, космос есть законченная манифестация глобальной нищеты реальности.

50. По отношению ко всей реальности космос представляет собой окончательно фиксированное дно.

51. Сама по себе реальность не является ни космичной, ни антикосмичной.

52. Будучи наиболее универсальным предметом переживания, реальность неизмеримо превосходит космос, являющийся лишь наиболее очевидным объектом возможного опыта.

53. Таким образом, в отношении реальности космос выступает как ее самая явная и самая малая часть.

54. Субстанция космоса представляет собой грубый осадок всего того, что содержится в реальности по существу.

55. В этом узко определенном смысле космос противостоит реальности как внешний, поверхностный аспект.

56. Именно поэтому существа, вовлеченные в космическую ситуацию, оказываются, таким образом, автоматически вовлеченными в отчуждение от чистой непосредственной реальности.

57. Дисгармония, пронизывающая глобальную реальность, выражена в космической ситуации предельно конфликтным, трагическим образом.

58. Космическая ситуация есть не что иное, как пребывание живого в рабстве у мертвого.

59. Иными словами, именно космос является тем местом, где потенциальная воля к пробуждению находится в беспощадном плену вселенского сна.

60. Космос, как царство нищеты и равенства, полностью находится во власти объективного рока.

61. Внутренняя сущность объективного рока укоренена в немотивированной творческой активности вселенского произвола.

62. Специфическое космическое качество рока состоит именно в его немотивированности.

63. Поэтому его энергия может полностью проявляться только там, где совершенно отсутствует принцип духовного приоритета.

64. Именно духовная неважность всех элементов космоса делает его местом сценической задействованности существ.

65. Сценическая задействованность представляет собой полное торжество объективного внешнего над субъективным внутренним.

66. Быть космичным в сценическом смысле означает для существа быть функционально ангажированным.

67. Функциональная ангажированность существа — это прежде всего гипнотическая вовлеченность в мираж вселенского разума.

68. Весь космический опыт поддерживается и направляется мифотворчеством разума по поводу причины, цели и направления.

69. Далее функциональная ангажированность существа есть вовлеченность в стихию универсальной гибели.

70. Именно стихия гибели генерирует вселенский поток жизни, в котором воплощается работа космического механизма..

71. Подлинно субъективная воля, пронизанная ориентацией на духовное рождение, с самого начала отказывается быть ангажированной в космической реальности.

72. Космос, как дно реальности, является для субъективной воли тем поворотным пунктом, с которого она начинает свой путь к пробужденности.

 

РАЗУМ

1. Пробужденности предшествует сознание иллюзорности разума.

2. Существование разума служит сокрытию принципиальной немотивированности бытия.

3. Противоположность разума и безумия существует только с точки зрения загипнотизированного инертного бытия.

4. Нет ничего более фиктивного, чем эта противоположность.

5. Инстинкт духовного рождения видит претензию разума на адекватную значимость как абсурд.

6. Инстинкт духовного рождения угадывает именно безумие как истинную подоплеку реальности.

7. Разум же есть не что иное, как гипнотическая цензура, навязанная бытию.

8. Только осознание произвола, стоящего за каждой бытийной данностью, выражает подлинную суть вещей.

9. Это осознание глубинно связано с инстинктом духовного рождения.

10. Разум, как цензор, подменяет это осознание навязчивым бредом целесообразной идеи.

11. Разум есть самое очевидное проявление космического сна.

12. Независимо от конкретного содержания существуют три неизменных аспекта разума.

13. Первым аспектом разума является причина, содержащая в себе и порождающая следствие.

14. В этом аспекте разум проявляется как знание причины.

15. Вторым аспектом разума является цель, сообщающая причинности смысл и оправдание.

16. В этом аспекте разум проявляется как загипнотизированность целью.

17. Третьим аспектом разума является направление, указывающее путь к цели и способ ее достижения.

18. В этом аспекте разум проявляется как одержимость направлением.

19. Внутренняя суть разума сводится к состоянию неразрешимого вопроса..

20. Состояние вопроса задано разуму всеобъемлющим произволом.

21. Предшествуя разуму, немотивированность первопричины исключает саму возможность универсального ответа.

22. Разум во всех проявлениях есть орудие объективного рока.

23. Как глобальной иллюзии, разуму присуща внутренняя противоречивость.

24. С одной стороны, в разуме фиксированы все наличные элементы реальности.

25. В этом смысле разум выступает как объективный статичный аспект всеобщего гипноза.

26. С другой стороны, разум проявляется через свое воплощение в живых существах.

27. В этом смысле он есть не что иное, как субъективная загипнотизированность.

28. В этой двойственности соединены абсурдность и трагичность, как главные атрибуты разума.

29. Любая определенность, данная в объективном разуме, полагается им как нечто неизбежное и не имеющее альтернативы.

30. Истина же состоит в том, что любая определенность тотально немотивирована.

31. Относительно каждой данной определенности возможна радикальная альтернатива.

32. Специфическое свойство объективного разума — это его абсолютная серьезность, с которой он переживает безумие произвола.

33. Эта серьезность объективного разума выражает самый дух абсурда.

34. Разум, воплощенный в живом существе, полагает его собственное Я как неизбежную и безальтернативную определенность.

35. Субъективный разум глубоко озабочен доказательством такой безальтернативности.

36. Эта озабоченность основана на том, что определенность внутреннего Я совершенно не очевидна.

37. Стремясь утвердить эту определенность, субъективный разум неотвратимо вступает в конфликт с объективным разумом.

38. Неочевидность собственного Я подменяется в субъективном разуме неочевидностью внешнего бытия.

39. Истина же состоит в том, что Я любого существа всецело принадлежит немотивированному бытию.

40. Любое Я является лишь одной из произвольно заданных вещей в неограниченном ряду прочих.

41. Специфическое свойство субъективного разума — это его абсолютная серьезность в отношении к Я.

42. Эта серьезность субъективного разума представляет собой как бы внутреннее измерение абсурда.

43. В объективном разуме утверждается сумма всех возможных фикций.

44. В субъективном разуме одна из этих фикций абсолютизируется и противопоставляется остальным.

45. Неизбывность этого конфликта составляет самый дух трагедии, как судьбы разума.

46. Отождествление идеи Я с принципом субъективного есть одна из главных иллюзий разума.

47. Одержимость фикцией Я является бременем для субъективного начала.

48. Единственное адекватное выражение субъективного начала — это инстинкт духовного рождения.

49. Этому инстинкту непосредственно открыт опыт изначального произвола, пронизывающего всю реальность.

50. Этот инстинкт свободен от порочных иллюзий, из которых соткан разум.

51. Практика этого инстинкта освобождает от заблуждения о возможности недоразумного бытия.

52. Всякое бытие разумно в той мере, в какой оно загипнотизировано своей наличностью.

53. Всякое бытие разумно в той мере, в какой оно порабощено инерцией своего существования.

54. Таким образом, причастность к разуму является самым низшим из всех возможных качеств.

55. Иными словами, нет ничего ниже, чем то, что содержится в разуме.

56. В субъективном аспекте нет ничего ниже, чем одержимость идеей Я.

57. Наиболее отчетливое переживание Я находится в самом низу иерархии разума.

58. Таким образом, человеческое существо находится в наименее благоприятной ситуации среди всех существ своего космического уровня.

59. Воплощая субъективный разум своего космического уровня, человеческое существо совершенно и полностью воплощает абсурд.

60. Практика инстинкта духовного рождения — это уничтожение всякого привкуса Я в субъективном начале.

61. Инстинкт духовного рождения уникален, как воля к неразумному, или фантастическому бытию.

62. Внеразумность, по своему определению, есть пребывание вне гипноза.

63. Реализованная внеразумность — это свобода от объективного рока.

64. Через этот объективный рок изначально безумная реальность торжествует над всеми своими частными проявлениями.

65. Реализовать внеразумность значит достичь обладания изначальным безумием, как своей внутренней силой.

66. Именно в триумфальном обладании безумием содержится принципиальное определение экстаза.

67. Разум есть радикальный порок всего существующего.

68. Своей пустой иллюзорной активностью он исключает перспективу экстаза.

69. Перспектива экстаза начинается с уничтожения присущей разуму вопросительности.

70. Реализованная внеразумность отвергает саму идею ответа.

71. Совершенное упразднение ответа ведет к духовному рождению.

72. Только определенность экстаза не имеет альтернативы.

 

ОБСКУРАНТИЗМ

1. Путь к пробужденности учитывает существование только двух реальных сил.

2. Эти две силы диаметрально противоположны друг другу.

3. Первой глобальной силой является сила объективного рока.

4. Сущность объективного рока отнюдь не состоит в предопределенности.

5. Любая предопределенность на самом деле является иллюзорной.

6. Ее содержание так же произвольно, как и определенность любой вещи.

7. То, что объективный рок диктует как непреложную данность, отнюдь не выражает его подлинного значения.

8. Фундаментальная действительность объективного рока состоит в его совершенной независимости от субъективного начала.

9. С этой точки зрения совершенно неважно, как конкретно проявляется объективный рок.

10. Как и всякая наличность, любое его проявление совершенно немотивированно.

11. По сути все его проявления — это проявления так называемого вселенского псевдосознания.

12. Это то псевдосознание, в которое целиком погружен поток мировой жизни.

13. В конечном счете между вселенским псевдосознанием и миражом жизни существует полное тождество.

14. Вселенское псевдосознание содержит в себе несколько уровней, или слоев миража.

15. В первом слое возникают минеральные корни жизни.

16. Эти корни жизни представляют собой первичную кристаллизацию основных энергий, рассеянных в причинно-следственном космосе.

17. Они растут в наиболее темном слое псевдосознания.

18. Этому слою совершенно чужда какая бы то ни было индивидуализация.

19. Во втором слое псевдосознания оформляются начала роста и увядания.

20. В этом слое закладывается наиболее элементарная траектория судьбы..

21. На этом уровне проявляется принцип гибели, как жизненной неизбежности.

22. Поэтому этот уровень служит как бы основой последующей индивидуализации.

23. В третьем слое псевдосознания возникает симуляция личной воли.

24. Для этого уровня характерно первое различение между внутренним и внешним.

25. На этом уровне внешнее безраздельно и очевидно господствует над внутренним.

26. Этот уровень формирует специфический мираж преемственности жизненного потока.

27. Таким образом, в нем впервые становится самостоятельной идея рода.

28. Наконец, в четвертом, финальном слое псевдосознания осуществляется индивидуализация жизненного миража.

29. Эта индивидуализация вырастает как неразрывный комплекс трех иллюзий.

30. Первая из них — это иллюзия непосредственного обращения к своему внутреннему, как к уникально определенному.

31. Вторая — это иллюзия некоторой самостоятельности внутреннего по отношению к внешнему.

32. Третья — это иллюзия безальтернативной самобытности индивидуальной судьбы.

33. Субъективное начало как бы погребено под этими слоями вселенского псевдосознания.

34. Субъективное начало механически принуждено верить в мираж жизни.

35. Во-первых, субъективному началу навязана вера в то, что оно возможно лишь вместе с жизнью и благодаря ей.

36. Во-вторых, субъективному началу навязана вера в то, что оно адекватно проявляется в реалиях вселенского псевдосознания.

37. Четыре уровня жизненного миража суть четыре энергетических потока объективного рока.

38. Единственной силой, противостоящей объективному року, является субъективная воля к пробужденности.

39. Эта воля содержит в себе прежде всего отрицание всего содержания вселенского псевдосознания.

40. Эта воля стремится к разотождествлению принципа субъективного с миражем жизни.

41. Эта воля реализуется в направлении, противоположном формированию жизненного потока.

42. Она начинается с борьбы против наиболее очевидных уровней псевдосознания.

43. В четвертом, индивидуализированном слое псевдосознания иллюзия утверждается самым очевидным образом.

44. Комплекс иллюзий образует подлинную одержимость фикцией.

45. По сути дела, эта одержимость находится в основании всей мифологии рода.

46. Субъективная воля к пробужденности выступает по отношению к мифотворческому эгоцентризму как безусловно негативная, разрушительная сила.

47. Разоблачая фикцию Я, субъективная воля впервые порождает истинный интеллектуальный нигилизм.

48. Интеллектуальный нигилизм начинается прежде всего с отрицания какой бы то ни было ценности жизни.

49. Он видит в универсальном жизненном потоке особо коварное проявление космического гипноза.

50. Коварство этого миража состоит в противопоставлении хаоса и гармонии.

51. Жизненный мираж внушает загипнотизированным существам страх перед хаосом.

52. Этот страх подкрепляется иллюзией, что неиссякаемая преемственность жизненного потока есть своего рода убежище от НИЧТО.

53. В действительности, именно сама жизнь генерирует гибель как непосредственное выражение собственной ущербности.

54. Интеллектуальный нигилизм не признает преимущества гармонии над хаосом.

55. Хаос, подспудно присутствуя в любой структуре, является самой органикой действительности.

56. Интеллектуальный нигилизм не признает бытийного преимущества жизни перед гибелью.

57. Индивидуальная гибель онтологически более фундаментальна, чем псевдовечность рода.

58. Интеллектуальный нигилизм отрицает значимость иерархии внутри самой жизни.

59. Чем выше интенсивность жизни, тем беспощадней порабощенность роком.

60. Таким образом, интеллектуальный нигилизм методически разрушает все порочные мифы, творимые человеческим архетипом.

61. Субъективная воля к пробужденности, исходя из своего интеллектуального нигилизма, разрушает слой за слоем всю структуру вселенского псевдосознания.

62. Таким образом, субъективная воля открывает, что в сфере жизни не существует подлинно внутреннего.

63. На самом деле подлинно внутреннее вообще не существует в самой имманентной реальности.

64. Далее субъективная воля открывает, что в сфере жизни не существует подлинной судьбы.

65. То, что является судьбой с точки зрения жизни, есть манифестация причинно-следственных законов.

66. Подлинная судьба представляет собой уникальную драму пробуждения, как субъективное решение чисто метафизической проблемы.

67. Наконец, субъективная воля оказывается наедине с самой темной основой жизни.

68. На этом уровне ее задачей является растворение минеральных корней жизни;

69. ибо с точки зрения пробужденности они суть не что иное, как корни неизбывного рабства.

70. Это растворение окончательно освобождает энергию изначального безумия, сгущенную в жизненном мираже.

71. Субъективное начало, разотождествляясь с жизненным потоком, обнаруживает изначальное безумие как субстанцию своей подлинной свободы.

72. Парадоксальная реализация субъективной воли к пробужденности — это путь трансцендентного обскурантизма.

 

ИЛЛЮЗИЯ

1. Суть всякой иллюзии сводится к отсутствию онтологического подозрения.

2. Онтологическое подозрение — это интуиция внутренней драмы, присущей любому аспекту реальности.

3. Эта драма состоит в том, что всякая вещь укоренена во враждебной ей основе.

4. Таким образом, внутри всякого порядка скрыто радикальное отсутствие гармонии.

5. В частности, следствие находится в тайной онтологической вражде со своей причиной.

6. Интуиция внутренней драмы есть источник активной настороженности.

7. Фундаментальная ориентация активно настороженного существа есть онтологическое подозрение.

8. Онтологическое подозрение развивается как онтологический скепсис.

9. Онтологический скепсис представляет собой глубокое отчуждение от непосредственной стихии жизни.

10. Это означает изначальное неотождествление с какой бы то ни было данностью.

11. Первичной данностью, с которой встречается существо, является опыт его внешних органов чувств.

12. Этот опыт обладает наиболее непосредственной гипнотической убедительностью.

13. Сила этой убедительности в том, что внешняя данность маскируется под внутреннее переживание.

14. Скепсис относительно непосредственного субъективного восприятия начинается с совершенно четкого различения между внешней причиной и внутренним результатом.

15. Следствием такого различения является подозрение, что внешняя данность коренным образом фальшива.

16. Далее онтологическое подозрение в своей динамике обращается к сфере внутреннего переживания.

17. На этой стадии скепсиса рождается глубокое сомнение относительно трех аспектов внутренней субъективной действительности.

18. Во-первых, рождается глубокое сомнение в том, что субъективная действительность имеет подлинно внутренний источник.

19. Во-вторых, в том, что субъект является подлинным обладателем своего внутреннего мира.

20. В-третьих, в том, что субъективная действительность соответствует тому, за что она себя выдает.

21. В этом глубоком сомнении выражена интуиция, что внутренний мир субъекта есть порождение неких отчужденных от него механизмов.

22. Эта интуиция подкрепляется наличием такой оперативной стороны внутреннего мира, как сфера побуждений, намерений и стремлений.

23. Само наличие этой сферы указывает на задействованность субъекта, как инструмента неких сил судьбы.

24. Общее развитие онтологического подозрения выражает глобальный кризис доверия к реальности.

25. Этот кризис доверия ведет к реальному безумию, как новой жизненной ориентации.

26. Реальное безумие есть отсутствие онтологической наивности.

27. Онтологическая наивность есть прежде всего безусловное доверие к адекватности внешнего мира.

28. Она также есть безусловное доверие к адекватности внутреннего восприятия.

29. В онтологической наивности выражается нормальный жизненный идиотизм.

30. Таким образом, нормальный жизненный идиотизм является единственной альтернативой реальному безумию.

31. Существо, погруженное в нормальный жизненный идиотизм, является бытийно некомпетентным..

32. Бытийная некомпетентность делает существо сугубо функциональным.

33. В своей функциональности оно прежде всего отчуждено от самого себя, как от подлинного субъекта.

34. Вследствие отчужденности от себя существо отчуждено от истинного смысла ситуации, в которой оно задействовано.

35. Функциональность всегда механистична.

36. Функциональность всегда носит коллективный или родовой характер.

37. Бытийная некомпетентность проявляется в неведении, что функциональная задействованность враждебна субъективному началу.

38. Она проявляется также в игнорировании своего глубокого личного инстинкта.

39. Этот глубокий личный инстинкт выступает как единственное предупреждение внутри существа о драматической дисгармонии реальности.

40. Существо, погруженное в нормальный жизненный идиотизм, не подозревает, что его бытийный статус внутренне противоречив.

41. Такое существо испытывает доверие к родовому мифу о своем бытийном статусе.

42. Таким образом, оно верит в однозначность и недвусмысленность своей онтологической позиции.

43. В действительности, с точки зрения реального субъекта, любой бытийный статус фиктивен;

44. ибо определенность любого бытийного статуса творится произволом внешней судьбы.

45. Нормальный жизненный идиотизм предполагает онтологическую наивность в отношении существа к своему внутреннему миру.

46. Любое состояние внутреннего мира может быть воспринято идиотическим сознанием только через посредство некоего соответствующего ему ярлыка.

47. Эти ярлыки создаются механизмами родовой жизни.

48. Таким образом, идиотическое сознание постоянно мистифицировано относительно реального источника своих мотиваций.

49. Бытийно некомпетентное существо не способно заподозрить внутренне присущую жизни абсурдность.

50. Эта абсурдность есть на самом деле неизбежное следствие глобальной бытийной дисгармонии.

51. Поэтому идиотическое сознание бытийно некомпетентного существа связано фикцией меры.

52. Иллюзия меры есть прежде всего вера в соразмерность различных элементов реальности.

53. Она выражается как вера в присущую действительности адекватность.

54. Это прежде всего вера в адекватность следствия причине.

55. Далее, это вера в адекватность средства цели.

56. Наконец, это вера в адекватность своего субъективного начала бытийному статусу.

57. Вера в адекватность и соизмеримость, якобы присущих реальности, является фундаментальной основой ожидания.

58. Всякое идиотическое сознание естественным образом погружено в состояние ожидания.

59. Ожидание, по сути дела, представляет собой миф о целесообразной последовательности.

60. Ожиданию присущи по меньшей мере две кардинальных иллюзии.

61. Во-первых, это иллюзия обладания определенными онтологическими возможностями.

62. На самом деле функциональная задействованность существа делает его совершенно нищим в отношении сферы возможностей.

63. Во-вторых, это иллюзия некой личной перспективы.

64. Она заключается в том, что смысл каждого актуального состояния якобы может быть раскрыт и реализован в его последовательном развитии.

65. В действительности каждое состояние, присущее нормальному жизненному идиотизму, является детерминированным выражением его онтологической обреченности.

66. Ожидание порождает присущее идиотическому сознанию чувство серьезного.

67. В основе этого чувства лежит убеждение, что доверие существа, оказываемое реальности, действительно значимо.

68. Существо, погруженное в нормальный жизненный идиотизм, убеждено, что его ориентация на онтологическую наивность является оперативной в отношении механизмов судьбы.

69. Чувство серьезного отражает существующий в идиотическом сознании миф о сговоре между существом и реальностью.

70. Такая иллюзия сговора характеризуется предельной скудостью всей сферы восприятия.

71. Существо, погруженное в нормальный жизненный идиотизм, воспринимает реальность, как простое пересечение между собой и миром.

72. Поэтому для иллюзорного миросозерцания абсолютно недоступна интуиция подлинной бытийной глубины.

 

ИРОНИЯ

1. Вселенское псевдосознание считает себя единственным свидетелем бытия.

2. Оно является онтологическим зрителем всего совершающегося.

3. Из претензии на уникальное свидетельствование рождается дух ответственности.

4. Дух ответственности воплощен в идиотическом сознании.

5. Идиотическое сознание не подозревает о сценической природе действительности.

6. Присущая ему ответственность реализуется как незыблемая вера в происходящее.

7. Эта вера приписывает всему происходящему качество фундаментального свершения.

8. С точки зрения жизненного идиотизма фундаментальное свершение характеризуется тремя обязательными атрибутами.

9. Во-первых, идиотическое сознание верит, что декларированная цель происходящего добросовестно выражает намерения судьбы.

10. Во-вторых, оно верит, что во всем происходящем есть аспект необратимости.

11. В-третьих, оно верит, что все происходящее имеет неизбежные последствия, затрагивающие субъекта.

12. Таким образом, оно совершенно исключает из действительности стихию игры.

13. Специфика идиотического сознания состоит в том, что оно не чувствует глобального произвола, скрытого за действительностью.

14. Немотивированность, лежащая в основе всякого проявления, придает любому свершению игровой характер.

15. Однако реальность игры предполагает нереальность сыгранного.

16. Смысл происходящего отнюдь не заключается в том, что нечто произошло.

17. В бытии, определяемом глобальным произволом, вообще ничего не происходит.

18. Подлинный смысл происходящего состоит в своего рода сценическом послании.

19. Это сценическое послание всегда является неким псевдоритуалом.

20. Псевдоритуальность происходящего пародирует сам принцип свершения.

21. Другими словами, все происходящее лишь указывает на то, что могло бы произойти в сфере ИНОГО.

22. Сценизм действительности делает абсолютно несостоятельным любое оказываемое ей доверие.

23. Функциональная задействованность существа раскрывается в этом сценизме как онтологически пустая роль.

24. Существо может играть онтологически пустую роль лишь под воздействием гипнотического внушения, совершенного в обход всех его инстинктов.

25. Сценическая ситуация существа указывает на абсолютную беспощадность игры.

26. Для того, чтобы существо приняло роль, противоречащую его духовным интересам, оно должно быть сначала убеждено в адекватности своей маски.

27. Маска есть образ воплощения существа во вселенной.

28. Всякое воплощение субъекта во вселенной имеет две стороны.

29. Во-первых, это наиболее непосредственно его касающаяся укорененность в роде.

30. В этом аспекте маска совпадает с формально проявленным архетипом.

31. Во-вторых, эта обусловленность определенным космосом.

32. Этот аспект соответствует непроявленной принципиальной маске.

33. Убежденный в адекватности маски субъект совершенно серьезно воспринимает перипетии своей судьбы.

34. Веря в качество фундаментального свершения, присущее действительности, существо склонно трагически интерпретировать собственную уязвимость.

35. На самом деле личностное существование являет собой комический аспект действительности.

36. Этот комизм заключается в диспропорции между добросовестным доверием субъекта и фиктивностью игровых свершений.

37. Комическим является неадекватность добросовестного доверия существа к форме своего воплощения.

38. Глобальный произвол не несет никакой ответственности за творимые им маски.

39. Обретение маски не имеет никаких фундаментальных последствий для субъективного начала.

40. Субъективное начало вовлекается в воплощение через маски благодаря метафизическому обману.

41. В этом смысле можно сказать, что любая форма, в которую облекается субъект, есть некая шутка неумолимого произвола реальности.

42. Сама сущность произвола лежит в основе принципа иронии.

43. Его немотивированные порождения не могут рассчитывать на пощаду и покровительство своего творца.

44. Ирония есть как раз способность и намерение уничтожить любую немотивированную данность..

45. Иными словами, ирония — это предоставление обреченного своей судьбе.

46. Ирония, коренящаяся в бездне произвола, возвращает всем его проявлениям истинные пропорции.

47. Она отнимает у реальности качества значимости и величия.

48. Жизнь, протекающая по законам неумолимой игры, представляет собой мираж по двум причинам.

49. Во-первых, потому что все совершается как воспоминание о прежде совершенном.

50. Во-вторых, потому что все совершающееся становится воспоминанием в момент своего совершения.

51. Только шаблоны памяти придают относительную устойчивость манифестациям произвола.

52. Вселенская жизнь, построенная по шаблонам памяти, это не более чем призрак жизни, остающийся в трупе.

53. Поэтому только субъективное начало является подлинным источником иронии.

54. Реальный субъект действительно предоставляет миражу жизни так и оставаться миражем.

55. Он уничтожает внутри себя саму идею серьезности.

56. Ирония, как интуиция немотивированности, является антитезой серьезности.

57. Реальный субъект прекращает внутри себя состояние ожидания.

58. Он знает иллюзорность причинно-следственных связей.

59. Прекращение в себе состояния ожидания означает отказ от онтологически пустой роли.

60. Такой отказ ведет к разрыву договора между собой и миром.

61. Этот договор существовал всегда лишь как фикция, порожденная жизненным идиотизмом.

62. Ирония субъекта стремится начать новую игру по своим законам.

63. Ее законы вырастают из отсутствия пиетета по отношению к вселенским фетишам.

64. Ирония опрокидывает фетиш жизни, как кристаллизацию способности воспринимать.

65. Она знает, что в сфере воспринимаемого нет ничего подлинно ценного.

66. Ирония избавляется от жупела гибели.

67. Она знает, что гибнуть могут только иллюзии.

68. Реальный субъект абсолютно ироничен относительно первопричины.

69. Он знает, что с точки зрения глобального произвола ее могло бы не быть.

70. Реальный субъект ироничен относительно фикции Я.

71. Он знает, что эта фикция является тюрьмой, в которой субъективное начало обречено на вечное бессилие.

72. Именно невозможность субъективного начала быть иначе, как воплощенным, выражает трагическую основу иронии.

 

СПЯЩИЙ

1. Все, что содержится внутри вселенского сна, совершенно объективно.

2. Во-первых, все существующее является предметом переживания извне.

3. Это означает, что ни одна вещь как таковая не может быть достаточным свидетелем себя самой..

4. Во-вторых, содержание вселенского сна является однородным и непрерывным.

5. Это означает, что ни в одной вещи не существует отчуждения от своей сугубо бытийной природы.

6. Объективность реализована как двоякая несвобода.

7. Она находится в рабстве у самой себя.

8. Она принципиально не может знать об этом рабстве.

9. Единственным самодостаточным свидетелем вселенского сна является субъективное начало..

10. Все, что содержится во вселенском сне, переживается в универсальном субъективном опыте.

11. Однако само субъективное начало совершенно ускользает от переживания.

12. Другими словами, оно не может определить себя в параметрах объективного опыта.

13. Оно свидетельствует само себя как именно нечто не входящее в сферу восприятия.

14. Любое переживание, имеющее по видимости внутренний характер, в конечном счете оказывается внешней вещью, содержащейся в объективном сне.

15. Любая способность что бы то ни было воспринять оказывается запрограммированной объективным сном.

16. Сам опыт Я, как своего рода внутреннего центра тяжести, в результате так же относится к одной из вещей, содержащихся во вселенском сне..

17. Субъективное начало разотождествляется и противостоит переживанию, способности переживать и самому Я.

18. Таким образом, любое определение чего бы то ни было как субъективного оказывается ложным.

19. В сфере восприятия всякий опыт сводится к акту свидетельствования.

20. Реальное свидетельствование осуществимо только в категориях ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ.

21. ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ неотделимо друг от друга образуют некий момент безусловной актуальности.

22. Однако суть свидетельствующего внимания никогда не пребывает именно в этом моменте.

23. В своем чистом виде ЗДЕСЬ и ТЕПЕРЬ есть нулевое переживание.

24. Безусловная актуальность принципиально не может быть засвидетельствована непосредственно.

25. Всякий переживаемый опыт фиксируется через ориентации ТАМ, ТОГДА, ПОТОМ.

26. Эти ориентации позволяют отступить от нулевого переживания.

27. Нулевое переживание, по сути дела, выражает непреодолимость субъективного начала.

28. Сам принцип свидетельствования коренится в нулевом переживании.

29. Свидетельствование возможно благодаря отчуждению субъективного начала от всех вещей.

30. Это отчуждение прежде всего выражается в отчуждении от немотивированности вещей.

31. Все, что определимо как ЭТО, в своей данности произвольно.

32. Произвол кончается в непреодолимости и безымянности субъективного начала.

33. Произвол противостоит субъективному началу как абсолютно объективное основание и единственный мотив всего существующего.

34. Будучи внеразумным, он тем не менее инстинктивно определим как фиктивность ЭТОГО.

35. Субъективное начало является активно антиразумным.

36. Таким образом, оно не поддается даже приблизительному угадыванию.

37. Субъективное начало живет как темная нереальность, существующая вопреки вещам.

38. Эта темная нереальность находит выражение уже в самой структуре онтологии.

39. Акт произвола, стоящий за каждой вещью, враждебен ее проявленной определенности.

40. Таким образом, каждая вещь вырастает из враждебной себе основы.

41. Само бытие есть следствие некоего насилия над НИЧТО.

42. Противоположность бытия и НИЧТО снята в самой сущности вселенского произвола.

43. НИЧТО антагонистично по отношению к конкретным определенностям вещей.

44. В этом смысле оно выступает как некая инерция, сопротивляющаяся действию произвола.

45. Однако оно не антагонистично по отношению к реальности как таковой.

46. Поэтому НИЧТО принципиально включено во все вещи.

47. Оно соприсутствует любой определенности как постоянная возможность альтернативы.

48. НИЧТО не является внеразумным, поскольку оно безусловно определимо.

49. Оно определяется через простое отрицание всякой данности.

50. Субъективное начало отчужденно свидетельствует НИЧТО так же, как все остальное.

51. С его точки зрения НИЧТО в конечном счете есть просто некая особая вещь.

52. Противоположность субъективного начала объективной реальности ничем не может быть снята и ни в чем не может быть преодолена.

53. Субъективное категорически отсутствует во всеобъемлющем вселенском произволе.

54. Поэтому онтологически способ его пребывания может быть выражен только термином НЕТ.

55. Пребывание субъективного начала не санкционировано никакой причинностью.

56. Вместе с тем субъективное начало не является метафизически предшествующим объективной реальности.

57. Оно пребывает лишь в качестве абсолютной оппозиции в отношении реальности.

58. Его непосредственная актуальность вырастает из скрытой в самой реальности принципиальной дисгармонии.

59. Эта принципиальная дисгармония как бы указывает на возможность невозможного.

60. Невозможное с точки зрения субъективного начала отнюдь не сводится к альтернативе глобальной реальности.

61. Всеобъемлющесть и безальтернативность объективной реальности на самом деле иллюзорна.

62. Однако все альтернативы тождественны в своей фундаментальной незначимости и пустоте.

63. Ни одна из них не сможет являться внутренней духовной перспективой для субъективного начала.

64. Поэтому по отношению ко всем возможным реальностям субъективное начало выражено как безусловное НЕТ.

65. Постижение реальности, которая сама по себе заведомо лишена духовной перспективы, является для субъективного начала ненужным бременем.

66. Субъективное начало не может освободиться от гипноза объективной данности посредством онтологического знания.

67. Поэтому с его точки зрения всякое онтологическое знание эфемерно и внутренне порочно.

68. Чтобы освободиться от гипноза объективной данности, субъективное начало должно полностью овладеть собой, как волей.

69. Только субъективная воля может чудесным образом трансформировать принципиальную дисгармонию реальности в фантастическое трансобъективное бытие.

70. Только в фантастическом трансобъективном бытии момент безусловной актуальности ЗДЕСЬ и ТЕПЕРЬ открывается прямому опыту.

71. Благодаря неопределимости, невозможности определенно свидетельствовать самое себя, субъективное начало находится в плену вселенского гипноза.

72. Однако, пребывая вне всякой реальности, оно есть единственное, что может проснуться.