Россия находится в авангарде процесса недоверия к глобальной системе

14 декабря 2014

В эти выходные (13 декабря 2014 года) в Казани побывал известный исламский общественный деятель Гейдар Джемаль. В рамках Фестиваля интеллектуальной литературы в Центре современной культуры «Смена» он выступил с лекцией на тему «Кризис глобальной системы и политический ислам».

Отличающийся своими неоднозначными взглядами и репутацией, философ и политолог Гейдар Джемаль в ходе своей лекции решил как можно дальше дистанцироваться от конъюнктурной политической повестки, хотя выражение «политический ислам», которое сейчас в массовом сознании ассоциируется, прежде всего, с радикальными движениями и идеологиями псевдоисламского характера, присутствовало в ее (лекции) названии. Вместо этого гость решил уделить внимание более фундаментальным и метафизическим основам, которые, на его взгляд, определяют бытие современной цивилизации.

«Если говорить строго, то мы пока еще не живем в глобальной системе... Потому что сущность системы — это ее полнота в закрытости и совершенство. Именно поэтому она система. Но то, что сегодня существует, в действительности не закрыто до конца. Закрыто, может быть, на 90%, может быть на 95%. Но не на все 100. Потому что огромное количество людей в той или иной степени не верят, не доверяют, сомневаются или еще каким-то образом не интегрированы своим сердцем и умом в существующий мировой порядок, — считает философ. — Главный момент, то, что делает этот мировой порядок им самим, систему системой — это, конечно, фундаментальное зло, которое проицируется в его лице на землю. Мировой порядок основан на лжи. Это не то чтобы речь шла о том, как распределяются доходы или сколько процентов мировых богатств сосредоточены в руках одного процента. Или сколько миллионов недополучают калорий и голодают. Это все частные моменты».

Мировой порядок представляет собой бытие «великого существа в форме коллективного человечества». Под коллективным человечеством следует понимать общество, которое представляет собой инверсию человека, его колоссальную тень. «Тем состоянием, глобальным и всеохватывающим, когда собственно человек снят, а над ним, вокруг него торжествует его колоссальная тень, которая его всосала, которая им управляет, которая является главной и единственной реальностью».

Гейдар Джемаль отмечает, что когда-то общество было защитой для человека, прежде всего, от враждебной среды. Человек в этот период взывал к обществу, к его верхушке — жрецам, чтобы те вмешались в его интересах в дела, которые идут на небе, в решения, принимаемые Олимпом, чтобы изменилась погода, чтобы были дожди, чтобы поднимались хлеба, чтобы тучнели стада, чтобы не было града, не было бы извержения вулканов и так далее. И социум в те времена был посредником между человеком и внешней реальностью. Он был как бы коконом, который его защищал от жара, от зноя, от града, от холода. Но и тогда он был злом. Потому что и тогда это была ложная, неподлинная реальность, в которой человеческий фактор отчуждался, превращался в некоторую противоположность человеческого, в абстрагированное, воплощавшееся в лице Фараона, как известно из Корана и Библии. Фараон в Коране говорит своему народу: «Я ваш Верховный Господь», имея в виду не переносный смысл — я «ваш господин», я «ваш хозяин». А имея в виду то, что он, Фараон, является богом здесь и теперь на Земле. Это возможно только тогда, когда все люди совокупно отдали свое человеческое содержание Фараону, который его обобщил, реализовал, претворил его здесь и теперь. Фараона, как отмечает Джемаль, сегодня нет, но есть коллективный фараон. А уровень отчуждения на самом деле несоразмеримо выше, потому что между современным человеком и теми матрицами, которыми проштампованы психика, его сознание с самого начала его жизни, вообще нет никакого зазора.

Главное в том, что современная цивилизация как глобальная цивилизация находится в кризисе именно потому, что есть те, кто ее не принимают. Вызов современной глобальной системе представляет цивилизация Книги. Под Книгой подразумевается Священное Писание, данное в Откровении — Священный Коран. «Эта цивилизация Книги есть камень преткновения для системы, которая, казалось бы, затопила уже все извилины мозга своей промывочной жидкостью. Те, кто принадлежит к цивилизации Книги, не воспринимают обработку, обрушивающуюся на них с утра до вечера из экранов и радиоприемников. Они отсеивают всю ту шелуху и чушь, которая льется в Интернете. Потому что у них есть внутренний якорь. У них есть точка опоры».

По мнению Джемаля, частные цивилизации, будь то индийская или китайская, тоже имеют свои тексты. Глобальная цивилизация не выступает против этих текстов, она даже предлагает их изучать в порядке культурных феноменов. «Однако сущность глобальной цивилизации в том, что она проводит магическую операцию обесценивания этих текстов, эти тексты в своем прочтении становятся просто феноменом обычного слова. Оно лишается непосредственной действенности. Это больше не текст, который определяет ориентацию души. Это текст, который можно комментировать, цитировать, который можно разбавлять другими цитатами. То есть это постмодернистская фальсификация. Единственный текст, который не может быть подвергнут фальсификации, — это текст Откровения, прямого Откровения. Связано это с тем, что ресурсов у системы, для того чтобы замахнуться на этот текст, нет. 14 веков этот текст грызут, 14 веков пытаются его каким-то образом переиначить. Но поскольку Священный Коран дан раз и навсегда в своем Откровении и зафиксирован до последней точки, то все эти попытки оберечены на неудачу».

Люди в современных условиях верят и поклоняются не Всевышнему Творцу, а социуму как предельному божеству, который их «создал». Однако низы остаются низами, а верхи — верхами. Как бы их не зомбировали, они все равно чувствуют несправедливость как главный принцип их существования. Вот почему были, есть и будут те, кто вопреки всякой промывке мозгов, будут бросать вызов этой системе.

«Поэтому кризис идет. Он выражается в растущем недоверии к ценным бумагам, к валютам, к обозначенным ценностям, к обозначенным перспективам, к идее, что завтра у семьи будет вместо одной две машины, а дети будут учиться в колледже, а дом будет больше на две или три комнаты, что они переедут из этого коттеджа в другой. Недоверие к этому растет на краях, а в самом центре начинает разгораться пламя. Парадокс в том, что Россия находится в авангарде этого процесса недоверия к системе. Это такое особое свойство территории от Балтики до Сахалина, что здесь люди иногда, может быть, цинично, иногда вызывающе, но хихикают по поводу мировых ценностей, мировых стандартов. Они в них не верят. И время от времени недоверие людей за пределами России совпадает с желанием тех, кто живет здесь, пожить по своей воле. Вот тогда колоссальная буря сотрясает этот мир. К сожалению, до сих пор она не достигала той амплитуды, чтобы Южный полюс стал Северным, а Северный — Южным. Но возможно в следующий раз повезет», — подытожил философ.

Гейдар Джемаль предложил весьма оригинальную интерпретацию событий, связанных с первым пророком Адамом (мир ему). Первым откровением, которое Адам принес на Землю в качестве первого пророка, был язык. На взгляд Джемаля, ошибочно считать Адама первым человеком. При этом философ полагает, что его изгнание из Эдема вместе с Евой и то, что они дали начало всему человеческому роду, является полной чушью. «Адам в Коране называется первым пророком. И он первый среди шести главных пророков единобожия, первым из которых является он сам, а последним — пророк Мухаммад (да благословит их всех Аллах). Мы читаем Коран и видим, что когда ангелы возражали решению Всевышнего установить Адама халифой на Земле, Он для того, чтобы посрамить ангелов, научает его именам. То есть открывает ему язык. Вот этот язык Адам приносит как первое откровение, фундаментальное откровение. Кому приносит? Он приносит безъязыкому, животному человечеству „золотого века“, которое обладало магическими способностями, телепатией, многими свойствами. И у них не было проблем со средой в те времена. Когда Адам принес им язык, они узнали его благодаря наличию телепатических способностей. Когда же они усвоили язык, у них исчезла магия и телепатия. Кончился „золотой век“. И на них во всей ярости обрушились дожди, зной, град, снег и прочие. Тогда-то маленькая часть человечества ушла с Адамом как его община, а большая часть, которую тем не менее перевели на режим языка, создала общество. Его руководителями стали те, кто говорили: „Мы помним, как было хорошо при „Золотом веке“. Повинуйтесь нам и мы сумеем вернуть вас туда (в то состояние, из которого Адам вас вывел)“. Эти люди, конечно, были жрецами. Они создали ту самую традицию, которая управляет людьми до сих пор, но которой противостоит традиция пророков, традиция Адама».

Суть любого откровения — слово. Коран, будучи откровением Всевышнего, внутренне непротиворечив. Такая фундаментальная непротиворечивость Корана составляет его дискурс. «Если читаете некий аят, то вы можете его понять, прибегая через расшифровку многими другими аятами, — говорит философ. — Если вам предлагают некоторый комментарий, а вы видите, что он входит в противоречие с другими очевидными положениями Корана, то вы говорите: „Мне этот комментарий не идет“. При этом вы исходите из презумпции абсолютной непротиворечивости текста. А те, кто нам говорит, что есть аяты, которые даны в начале, и есть те, которые отменяют, они являются исказителями Корана. Коран абсолютно непротиворечив. И даже про алкоголь нет противоречия (ведь говорят, что в начале некоторое малое количество было разрешено, а потом последовал полный запрет). Потому что запретить можно и то, что немного полезно, по более высоким основаниям. Здесь нет никакого противоречия, что полезность в минимальных количествах алкоголя допускается, признается как лекарство, но по более высоким соображениям он запрещен в том числе и в малых количествах категорически. Эти два момента не противоречат».

В этом и заключается коранический метод текста. До последнего времени, в советскую эпоху Коран воспринимался как некое заклинание, мантра на свадьбах и на похоронах. Однако в настоящее время Коран изучается массой молодых людей сознательно именно как непротиворечивый текст.

Коран является знамением от Аллаха. «Это то, что мы знаем о Нем, потому что мы о Нем ничего не знаем, кроме этого текста. Другого знания у нас нет, потому что Всевышний за пределами нашего опыта. Он вообще вне контекста опыта, мысли, созерцания и так далее. Только вот в этом откровении мы знаем только то, что там сказано. Поэтому для нас эта книга и то, что мы можем представить и помыслить об Аллахе, они совпадают. Книга — это оптимальная реализация языка как первой формы откровения, как именно та модель творчества вещей, которая состоит в том, что вещи создаются как концепты и имена и начинают существовать в тот момент, когда Всевышний указывает на них Адаму и сообщает ему о них знания и их ключевые названия. Вот от этого движения слов, этого движения имен мы переходим к книге, которая является законченным, неразбавляемым, недополняемым, безусловным присутствием, противостоящим всему хаосу, который царит вокруг нее».

На провокационный вопрос одного из слушателей о том, является ли ислам тоталитарной идеологией с элементами религии, Джемаль ответил, что это просто набор слов, расхожих штампов. Касательно ислама он не употребляет слова «религия». Вместо этого он использует слово «Дин» — دين. Как известно, дин — это арабское слово, которое означает «закон», «образ жизни», «принцип», то есть всеохватывающее начало, которое является альтернативой несправедливости. «С одной стороны дин, с другой стороны — несправедливость. Дин включает в себя способы работы банков, расчета с работником, которого ты нанимаешь, характер отношений с женой и другом, защиту своей родной земли, своего имущества и т. д. Это все Дин». Таким образом, Гейдар Джемаль подчеркнул, что использование западной терминологии в значительной степени обедняет представления мусульман о самом исламе. Исламский образ жизни, основанный на справедливости, не может быть только в мечети, во время молитвы или, допустим, при похоронах кого-либо. Мусульмане обязаны придерживаться коранических наставлений о нравственном поведении и справедливом отношении к происходящему во всех сферах жизни.

Айдар Зиннатуллин, islamreview. ru